Новости и события

26 ноября 2022

Ещё новости »

По следам снежного барса

4 октября 2012

В течение недели съемочные группы телекомпаний «Россия 24», «5 канал», «Мир», корреспонденты «Комсомольской правды», журналов «Русский репортер» и Discovery, радиостанции «Голос России» и интернет-портала «Страна.Ру» путешествовали по заповедным территориям Саян, где отсутствуют дороги, телефонная связь и человеческое жилье. До этого нелегким путем, который преодолели журналисты, проходили лишь сотрудники заповедников и исследователи.

Самое страшное животное Южной Сибири – человек

Главная цель журналистской экспедиции – посмотреть, как изучают животных, занесенных в Красную книгу и находящихся на грани исчезновения, в естественной среде обитания. Путешествие состоялось в рамках проекта «Дикие кошки Южной Сибири», который направлен на сохранение самого таинственного представителя семейства кошачьих – снежного барса, а также манула и рыси.

Лучше всего редкие виды животных чувствуют себя на охраняемых территориях, поэтому места их жительства в подавляющем большинстве случаев расположены в заповедниках. В Южной Сибири это Саяно-Шушенский и Хакасский заповедники, а также заказник «Позарым» . Именно туда и отправились журналисты в сопровождении ученых.

Справка

Снежный барс, или ирбис, – самая скрытная кошка в мире. Этот единственный представитель рода ирбисов находится под угрозой исчезновения. Из-за труднодоступности мест обитания, естественно низкой численности и своей легендарной осторожности снежный барс является наименее исследованным видом в пределах всего мирового ареала. В нашей стране расположена самая северная часть территории обитания ирбиса, которая приходится на Южную Сибирь и составляет около 3% от мировой площади его обитания.

Ирбис и манул занесены в Красную книгу России с разными категориями статуса. Так, ирбис отнесен к категории I со статусом «находящийся под угрозой исчезновения». Манул – к категории III «редкий вид, который имеет малую численность и распространен на ограниченной территории».

Рысь хоть и считается наиболее распространенным в России животным по сравнению с иными кошачьими, тоже относится к уязвимому виду. Численность зверя уменьшается из-за охоты, истребления (многие годы рысь уничтожали как вредителя животноводства) и разрушения мест ее обитания.

Самая большая опасность подстерегает диких кошек во время миграции между заповедными территориями, а их главные враги на этом пути – браконьеры. «Изучение коридора миграции ирбисов в Саянах – самом северном в мире пределе обитания животного сейчас является проблемой номер один, и вся дальнейшая стратегия сохранения ирбиса зависит от этих данных», – подчеркивает один из ведущих российских специалистов по ирбису Сергей Истомов.

В отдаленных районах Хакасии и Красноярского края трудно с работой, поэтому незаконная охота является для местных жителей одним из самых доступных способов заработка. «Ситуация усугубляется тем, что за отдельные виды животных браконьеры получают от перекупщиков сумму, на которую можно купить отечественный внедорожник», – отмечает директор заповедника «Хакасский» Виктор Непомнящий. Браконьеры не только уничтожают животных, но и обрекают их на мучительную смерть, так как самые распространенные приспособления, которыми пользуются незаконные охотники, – это петли и капканы.

Так, скелет одного из главных героев проекта «Дикие кошки Южной Сибири» – снежного барса, погибшего по вине браконьеров, в апреле текущего года был обнаружен в Иркутской области, на территории, населенной малочисленным народом тофалары. Ирбис попал в петлю, которые жители незаконно устанавливают на волков. Появление снежного барса в Иркутской области – настоящая сенсация, следы обитания редкого хищника не фиксировались здесь очень давно.

Поэтому на вопрос журналистов о том, какое самое страшное животное в Южной Сибири, Виктор Непомнящий не задумываясь отвечает: «Человек!». С помощью прессы организаторы экспедиции надеются заострить на проблеме внимание общественности и попытаться изменить отношение людей к природе.

Как путешествовать по Сибири?

Многие туристы, решившие посмотреть российские достопримечательности за Уралом, сталкиваются с проблемой полного отсутствия соответствующей инфраструктуры. Сложно проложить маршрут путешествия, выяснить наличие транспорта до небольших населенных пунктов, узнать, где можно поесть и переночевать. Эти и многие другие проблемы на территории Южной Сибири призван решать новый визит-центр, расположенный в удивительно красивых местах, недалеко от города Абаза. Журналистская экспедиция началась с посещения церемонии его открытия.

До настоящего времени заповедник «Хакасский» не имел базового центра для посещения труднодоступных и отдаленных от населенных пунктов горно-таежных участков заповедника. Речь идет о территории «Малый Абакан», знаменитой «Заимки Лыковых», где живет отшельница Агафья Лыкова, и нового заказника федерального значения «Позарым». Территория последнего является эталоном нетронутой природы Западных Саян, а общая площадь всех перечисленных участков составляет почти 500 тысяч гектаров и на каждом из них есть что посмотреть. Отныне любой путешественник или организованная группа туристов могут приехать сюда и им помогут организовать маршрут по территории заповедника. Визит-центр будет работать круглый год.

Открывали его торжественно. Красную ленточку перед входом перерезали Виктор Непомнящий и заместитель главы Республики Хакасия Владимир Крафт. На церемонии присутствовали и другие друзья Русского географического общества, среди которых заместитель руководителя администрации главы Республики Юрий Чечерин, глава Таштыпского района Хакасии, член Попечительского совета Хакасского республиканского отделения Общества Василий Шулбаев, глава города Абаза Сергей Фефелов, депутат Верховного совета Хакасии нескольких созывов АлександрИсаков и многие другие. «Будем сотрудничать!», – заверяет Владимир Крафт, пожимая руку журналистам и представителям Русского географического общества.

В знак солидарности с миссией визит-центра каждый из гостей посадил на его территории дерево.

Сотый перевал

Следующая цель нашего путешествия – знаменитый Саянский перевал в Таштыпском районе Хакасии, который местные жители называют Сотым потому, что от него до конца трассы А161 – тувинского города Ак-Довурак остается ровно 100 километров пути. С перевалом связано немало легенд, он является местом поклонения духам и у хакасских, и у тувинских народов. Отсюда начнет свой путь конная экспедиция, главная задача которой – собрать и систематизировать все следы и свидетельства пребывания ирбиса, манула и рыси.

Здешние места настолько красивы, что захватывает дух, однако не только красоты притягивают пристальные взгляды журналистов. «Здесь обитает снежный барс, рассказывает директор Саяно-Шушенского заповедника Виктор Киселев. – Несмотря на то, что само слово «ирбис» переводится с древнетюркского как «снежная кошка», правильнее будет назвать его «скалистым барсом», так как ирбис преимущественно живет в скалах. Ведь на самом деле он не любит снег, если высота снежного покрова превышает 30 сантиметров, животное начинает чувствовать себя некомфортно».

Несмотря на то, что всем известно про легендарную скрытность снежного барса, каждый из нас надеется: а вдруг повезет и таинственный хозяин здешних мест появится перед объективами? Но чуда не происходит…

Участники экспедиции чуда не ждут, а собирают «документальные» свидетельства жизни своих подопечных. «Для этого планомерно обследуются территории с выстроенной сетью постоянных маршрутов редких видов животных, – рассказывает участник экспедиции, научный сотрудник Павел Кулемеев. –По ходу движения мы регистрируем все присутствующие виды, фиксируем следы их жизнедеятельности, затем составляем видовой инвентаризационный список». Еще одна задача экспедиции – снять показания фотоловушек, размещенных на территориях, часто посещаемых животными. По этим сведениям исследователи могут рассказать о животных многое – численность, пути миграции, особенности поведения и т. п. Эти данные необходимы для того, чтобы разработать комплекс охранных мер.

Лучшим транспортом, подходящим для передвижения исследователей, являются низкорослые и крепкие лошади местной породы. Он проходят там, куда не доберется самый современный внедорожник и не сможет приземлиться вертолет. Навьючив на четвероногих помощников все необходимое, исследователи отправляются в горы. Проделав с ними часть пути, мы сворачиваем на территорию Тувы, а ученые отправляются вглубь Красноярского края.

Куда уходят барсы и манулы?

В течение недели мы совершали большие пешие переходы, посещали кордоны и заимки ученых, участвовали в установке научного оборудования и «фотоохотились» на козерога. «Там, где козерог (сибирский горный козел), там и снежный барс, – объясняет Сергей Истомов, – поскольку рогатый является основной кормовой базой ирбиса».

По данным Истомова, на территории Саяно-Шушенского заповедника постоянно проживает единственная в нашей стране группировка ирбиса. Прайд состоит из восьми-девяти особей, идентифицированных с помощью фотоловушек. Доминирующим самцом семьи является знаменитый Монгол – первое в России животное, которому в рамках программы по изучению барсов надели спутниковый ошейник. Однако ученые отмечают, что в период гона в заповеднике регистрируются чужие ирбисы, но откуда они приходят и куда уходят – неизвестно. Ближайшая к саяно-шушенской устойчивая популяция ирбиса находится в Монголии на расстоянии в 250–300 километров. Также непонятно, куда исчезают из прайда подросшие котята.

Чтобы выяснить это, ученые планируют в 2013 году снабдить путниковыми ошейниками двух снежных барсов. «Необходимо надеть ошейник именно на самца, который приходит в период гона, или на подростка, который вскоре должен уйти, – подчеркивает Истомов. – Что бы ни говорили несведущие люди по поводу того, что мы изымаем животное в период гона, дескать, оно потом не приносят потомство – все это ерунда! Надевать ошейники необходимо именно в это время, потому что вскоре самец уйдет».

Без информации о коридоре миграции нецелесообразно и разведение ирбиса на территории Саяно-Шушенского заповедника, а планы по созданию питомника у ученых есть. «Зверь не ходит строго от заповедника к заповеднику. Он может идти по территории общего пользования, по охотничьим участкам, и это нужно отследить. Может быть, даже сопровождать в какой-то степени, на период миграции усилить охрану этих территорий», – пояснил специалист. Чтобы лучше изучить пути миграции барсов, ошейниками снабдят и козерогов – основную кормовую базу ирбисов.

С помощью электронных средств слежения ученые планируют собрать как можно больше информации и о другой малоизученной краснокнижной кошке – мануле. «Биологические данные о животном пока практически на нуле. Есть только литературные сведения», – отмечает Сергей Истомов. Сейчас ученые рассматривают возможность надеть на манулов ошейники для выяснения территории их обитания, поскольку манул старается не оставлять следов и ведет скрытный образ жизни.

В отличие от ирбисов, которых можно распознавать по характерным для каждой особи пятнам на шкуре и следам, идентифицировать манула практически невозможно из-за густой однотонной шерсти. Как возможный способ идентификации ученые сейчас рассматривают чипирование манулов.

Подробности проекта «Дикие кошки Южной Сибири» можно посмотреть тут.

Русское географическое общество

Поделиться в соц. сетях
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс